Поговорим по душам

Фото Сергея ФОКИНА

На сайте Ohotniki.ru 8 июня 2016 г. была опубликована статья президента КЛОСПИМП В. Лобанова «Селекция русской подсадной утки». Приводимый ниже материал является попыткой критического осмысления изложенного, поскольку, во-первых, вопреки названию, о собственно селекции речи в ней практически не идет, а во-вторых, что еще более принципиально, видение автором экстерьера подсадной утки, мягко говоря, спорно.

Это видение, безусловно, вполне имеет право на существование, если бы преподносилось именно как частное мнение. В данном же случае на страницах «РОГ» однозначно и безапелляционно подается некая стратегия, которая по умолчанию должна быть принята читателем в качестве руководства к ведению породы. Хотелось бы подробнее разобрать включенный в статью «стандарт породы», ибо в такой редакции его публикация, на мой взгляд, недопустима. Во избежание обвинений в передергивании фактов, «разбор полетов» будет проведен поцитатно за одним исключением: присутствующие в исходном материале грамматические и пунктуационные ошибки местами исправлены, ибо зачастую попросту искажают смысл фразы.
Итак, сначала автор пишет:

«Порода русская подсадная утка в середине 50-х годов прошлого века была включена в перечень пород уток, разводимых в России, Н.А. Горюновым (1955)…».
Затем:

«В 2002 году на Общем собрании «Клуба любителей охоты с подсадными и манными птицами» подсадной утке, массово разводимой и применяемой в ружейной охоте на территории России, было присвоено название русская подсадная утка. Впоследствии был разработан Проект стандарта на породу русская подсадная утка».
Еще ниже:

«Название этой породе было присвоено решением собрания Клуба любителей охоты с подсадными и манными птицами от 29 апреля 2000 года».

И наконец, в самом конце:
«Примечание: Стандарт утвержден на заседании общего собрания Клуба любителей охоты с подсадными и манными птицами 20 марта 2001 г.».
Здорово сказано! То есть сначала, в 1955 г., Горюнов включает породу в перечень разводимых в России, но старик, оказывается, включить-то включил, да забыл ей название присвоить, да и вообще, что за утка, описать. Правда, как он тогда эту породу мог куда-то включать, история умалчивает, но не таковы ученые КЛОСПИМПа, они-то молчать не будут! Спустя полвека это досадное недоразумение исправили, и название присвоили, и стандарт утвердили. Как бы мы без него жили, без присвоенного высоким Собранием названия-то? Правда, в показаниях есть путаница, когда сие примечательное событие произошло: то ли в 2002-м, то ли в 2000-м, то ли в 2001-м, но это сущие пустяки по сравнению с глобальностью решенной проблемы!
«В то же время совместно с породой русская подсадная утка повсеместно разводится порода домашняя утка.

А вот это воистину новое слово в зоотехнии! Про эту-то «породу» уж непременно следует добавить, что она описана впервые!
«В результате проведенных исследований также были выявлены достоверные отличия кряквы и русской подсадной утки».
Все верно. Почти. За исключением того, что эти исследования были проведены без малого 30 лет назад. Товарищами Габузовым, Поляковым, Фокиным и Черновым. А еще раньше товарищами Ларионовым и Панкратьевым — 60 лет назад. Ну а до них кое-что об этом писал дедушка Дарвин — даже не будем считать, когда. Вы не поверите, но никто из них не состоял в КЛОСПИМПе.
«Аттрактантность».

На пинжаке. А так вообще аттрактаТность. И это не АпИчатка.
«В конце VIII (видимо, все-таки, XVIII) — начале XIX веков в связи с изобретением и началом массового производства охотничьего оружия и дроби».
Вообще-то между изобретением и массовым производством того и другого прошло без малого три столетия. Широковато как-то, чтобы писать «и».
«Русская подсадная утка — сельскохозяйственная, непродуктивная, спортивно-охотничья подружейная птица».

Порода не может быть одновременно сельскохозяйственной и непродуктивной. Потому что задача сельского хозяйства — производить продукцию, а не получать эстетическое удовлетворение.
А сельскохозяйственная непродуктивная спортивно-охотничья подружейная — это вообще феерично! Почти как декоративно-караульная негромколайная собака и молочно-упряжная легкокавалерийская корова.

«Русская подсадная утка … должна … вести себя как полноправный участник охоты… стойко переносить все тяготы полевого быта».
А также неусыпно блюсти морально-нравственные нормы в общении с селезнями, проявлять сознательность и ответственность в ходе исполнения своего долга, с честью и достоинством высоко нести имя истинно русской подсадной утки. Просто песня! Именно так должен быть написан стандарт породы!

«Впервые описание двух популяций подсадных уток приводит Ч. Дарвин (1854 г.)».
Доныне научной библиографии не было известно о трудах Дарвина, опубликованных в 1854 году, за исключением работы по систематике ракообразных. Видимо, у автора имеется доступ к доселе неизвестным архивам отца эволюционной теории.

«Таким образом, по своей значимости подсадную утку можно сравнить с подружейной охотничьей собакой, особые рабочие качества которой в основном и определяют успешность охоты. Поэтому у охотников высоко ценятся подсадные, которые обладают именно этими рабочими качествами.

Цель разведения: сохранение оригинальной отечественной породы».

Если вы пишете про особые рабочие качества, то, очевидно, именно ради них вы ее и разводите. И ни для чего другого, в том числе для какого-то абстрактного «сохранения породы». Для сохранения породы животных разводят в коллекциях питомников, а для стрельбы по селезням оригинальность и «отечественность» породы совершенно непринципиальны. Раздел «цель разведения» в стандарте существует, чтобы указать на предназначение животного, а не дискутировать о сохранении его генофонда. Для этого имеются другие места.
«Предварительно подготовленная подсадная утка высаживается на специальном поводке на водоем».

Это тоже, конечно, имеет непосредственное отношение к экстерьеру и непременно заслуживает отражения в стандарте породы. Ну в стандартах овец никак же не обойтись без описания технологии их стрижки, а коров — дойки. Вот и без «специального поводка» и утка-то не утка вовсе!

«Высаженная на воду подсадная утка демонстрирует две звуковые вариации: призывной сигнал — «квачку» и сигнал приветствия — «осадку», вызывая селезня кряквы отозваться характерным «жвяканьем»».

Кроме того что вся эта лирика опять-таки никаким боком к стандарту породы не лепится, представляется сомнительным, что автор сам может объяснить разницу между приветствием и призывом в такой редакции. Потому что если имеется в виду призыв к спариванию и приветствие летящего селезня, то где между ними столь существенное отличие, как между квачкой и осадкой? Так вот, как раз осадка — это призывный сигнал, а именно призыв к КОНКРЕТНОМУ селезню на снижение и продолжение знакомства. А квачка — сигнал ориентировочный, означающий — «ребята, я здесь, я жду» и направленный на селезней ВООБЩЕ, на всех, кто это может услышать. Видимо, сей очевидный факт исследователям из КЛОСПИМПа пока не покорился.
Ну а «жвякает» селезень, как известно, отнюдь не в ответ на осадку, а как раз из поисково-ориентировочных соображений, дабы, в свою очередь, сообщить самкам о собственном настроении и местонахождении. В ответ на осадку он идет на снижение, чего уж тут жвякать.

«На внутренней стороне надклювья должны хорошо просматриваться бугорки в количестве не менее трех. Считается, что большое количество бугорков является признаком хороших голосовых качеств утки, но практически это не подтверждено».

Что значит — «должны»? Бугорки просматриваются по-разному — и хорошо, и не очень. Их бывает и два. Это не делает утку гусем. А про сомнительность связи их количества с голосом автор пишет сам — так для чего тогда это все рассусоливать в СТРОГОМ ОФИЦИАЛЬНОМ ДОКУМЕНТЕ — стандарте породы? Это типа стандарт или заметки автора обо всем, что он слышал о подсадных?

«Туловище короткое, плотное, вытянутое».

Так все-таки короткое или вытянутое? Или просто как-то коротко вытянутое? А может, тогда длинно-укороченное?
И вообще туловище птицы в экстерьере — это геометрическая фигура, оно не бывает плотным или не плотным. Плотным может быть,
например, оперение, но не туловище. Потому что треугольник треугольный, а не мягкий.

«Спина узкая, длинная, почти горизонтальная».

Спина не бывает горизонтальной или вертикальной. Она может быть широкой или узкой, прямой или горбатой (с изогнутой линией верха), короткой или длинной, а еще, как говорится, белой или не белой. А горизонтальным может быть постав корпуса, но никак не спина.

«Крылья длинные, доходят до половины хвоста, высокорасположенные, с узкими маховыми перьями, плотно прилегающими к телу».

Вообще-то вполне себе пропорциональные маховые перья плотно прилегают друг к другу, а не к телу. А то махать нечем будет.

И тогда уж «до середины хвоста», потому что иначе нужно было выше написать про глаз «на половине головы».
«Живот длинный».

Живот может быть плоским или округлым, или с выраженным/слабо выраженным подбрюшьем, или впалым, каким угодно, но только не длинным. Длинный живот — это как вы себе представляете? Это все равно что «глубокая голень».

«Без киля и подчревья (гипогастрий)».

Очередная попытка наукообразно выпендриться. Ну вообще-то без гипогастрия ни одно животное (включая человека) жить не может (как, собственно, и без киля, если широко подразумевать грудину). Потому что гипогастральная область — это просто нижняя часть живота, ниже линии, соединяющей верхние подвздошные ости. Не более того. Поэтому не нужно ругаться таким страшным словом, а просто по-русски написать: живот без выраженного подбрюшья.

«Голени полностью покрыты перьями, лишь заметна только ее нижняя часть. Перья, кроющие голень, расположены горизонтально и плотно прилегают к телу.
Плюсны: короткие».

Так все-таки полностью покрыта или нижняя часть не покрыта? Тогда это называется «покрыта на 1/4», а не «полностью» —почувствуйте, как говорится, разницу. И вообще так писать о плюснах птицы анатомически некорректно, по меньшей мере в официальном документе. Ибо ниже интертарзального сустава дистальные элементы предплюсны и вся плюсна целиком сливаются в единую кость — цевку. Поэтому в птицеводстве грамотно в таком случае указывать: цевка укорочена.

Дальнейший разбор «стандарта» занял бы слишком много места и явно не вписывается в рамки газетной статьи. Не удержусь лишь упомянуть еще два примечательных фрагмента.
«Впервые описание этих популяций приводится Л.П. Сабанеевым (1989 г.)».
Как говорится, Ленин жил, Ленин жив, Ленин живее всех живых!
И такая вот селекционно-географическая загогулина:
«Местная семеновская утка (осиновка)».
А чуть ниже:

«…за исключением популяции саратовская утка (осиновка), которая в небольшом количестве еще разводится в Саратовской области».
Понимаю оскорбленные чувства нижегородских заводчиков.
Короче, вот она какая, осиновая семеновка (малочисленная саратовка). Или саратовая осиновка (она же семеновка). Ну, в общем, вы поняли.
И наконец, последнее. Создание рабочей группы по проблемам охоты с подсадной уткой, в т.ч. не в последнюю очередь, для разработки стандарта оной, освещенное и на страницах «РОГ» № 20, предполагает по умолчанию аргументированную дискуссию. То бишь изложение и дальнейшее обсуждение фактов, мнений, результатов исследований, личных/клубных наработок с целью принятия корректных КОНСОЛИДИРОВАННЫХ решений. Иначе это не группа. А любые документы с претензией на нормативность и общепринятость (а стандарт породы — именно такой документ) должны публиковаться как минимум после обсуждения и с санкции рабочей группы, а по-хорошему — так вообще от ее имени. Прошу данное замечание считать открытым официальным обращением к руководителю рабочей группы В.М. Кирьякулову и всем ее участникам.

Источник: ohotniki.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

два × 5 =